ic_add_a_photo_24px

Жизнь за полярным кругом. Какая она?

Артековцы встретились с полярниками Дмитрием Мамадалиевым и братьями Александром и Дмитрием Пилипенко

 

Куда поступать, если хочешь участвовать в экспедициях за полярным кругом? Трудно ли привыкнуть к полярному образу жизни? Участвуют ли женщины в экспедициях? Об этом артековцы из детского лагеря «Лесной» поговорили с Дмитрием Мамадалиевым, братьями Александром и Дмитрием Пилипенко.

 

- Что вас подтолкнуло стать полярником?

Д.М.: - Когда я был маленьким, мы все мечтали стать космонавтами, летчиками, полярниками. Я хотел стать космонавтом, но стал полярником. До 40 лет у меня была работа в офисе. Когда мне стало тесно, я решил попробовать что-то новое, мне хотелось разнообразия, творчества. Хотелось попробовать новую область - выбрал путешествия. Договорившись со знакомыми, мы приехали сюда (в Крым) на велосипедах из Рязани, перед этим готовились всего месяц. Это было первое такое маленькое путешествие. Третье путешествие было на Северный полюс, мы попали волонтерами на базу Барнео. На арктическом сленге - это полярный аэродром.

- С какими трудностями можно столкнуться в дальних путешествиях?

Д.М.: - Самое трудное - это подобрать людей, с которыми ты пойдёшь в поход. Когда вы молодые - вы притираетесь, а когда вы становитесь старше, то начинаете тонко чувствовать своё личное пространство, поэтому подбор людей становится одним из важных моментов. Основа выбора людей - это психологический фактор. А их подготовка - это отработанный этап, занимающий много времени.

А.П.: - На Северном полюсе - это лёд. В 2010 году наш лагерь разорвался пополам. Трещина, которую мы увидели утром, стала увеличиваться. Люди на льдинах были гражданские, они не знали, что делать. Самое главное в такой ситуации - это мобилизация. Нужно взять руководство на себя и выбрать правильную последовательность действий. Раскололо льдину - ну и что! Главное, что никто не упал в трещину. Важно не паниковать - ты должен быть подготовлен.

- Расскажите, чем отличается рацион полярника начала XX века от рациона XXI?

Д.М.: - В начале ХХ века, когда шло завоевание Антарктиды, рацион был простой - замораживалась туша, затем разделывалась поваром. Все продукты хранились в леднике, который мог оторваться и уплыть в океан. Люди пользовались только тем, что носили на себе. Сейчас разработали расфасованный, грамотно рассчитанный по калориям продукт. Работа требует энергии, поэтому мясо очень важно в рационе полярника. Появились постоянные станции, где есть плиты, и повара могут готовить любые блюда. Поэтому сейчас рацион стал более разнообразный. Также в наше время самолёт может доставить все необходимое.

- Сколько экспедиций вы прошли? Какие их них вместе?

Д.М.: - Экспедиция - это вообще любое путешествие, в которое вы вкладываете душу. Самая первая была на велосипедах, затем восхождение на Эльбрус, длившееся 10 дней. Далее мы дважды были на базе Барнео, увидели, что такое полярный день и полярная ночь. Потом я ушёл на дрейфующую станцию, а в 2014 году мы совместно пересекли Атлантический океан под парусом по маршруту Колумба. В течение месяца мы преодолевали океан с людьми, которых нашли в Интернете. Это было одно из самых интересных путешествий, потому что оно было нетипичным. В 2016 мы пересекли на машине, верблюдах, лошадях пустыню Гоби в Монголии. В 2017 была работа в Антарктиде. После этого мы восходили на Килиманджаро, посещали Чернобыль. Это пока весь список наших достижений.

- Трудно ли привыкнуть к полярному образу жизни? Сильно ли он отличается от привычного?

Д.М.: - Трудности нас не страшат, потому что профессия, которую мы выбрали, и институт, который мы заканчивали, изначально готовили нас к таким экстремальным условиям. Мы попали туда, будучи уже взрослыми, с уже сформировавшимися привычками, навыками, умениями находить выход из экстренных ситуаций.

А.П.: - Я добавлю. Чем отличается полярная жизнь от обычной? Самое необычное - это полярные день и ночь. В течение 2 месяцев - день, отчего моментально теряешься во времени. Любая экспедиция - это борьба с собой. Каждый из нас на себе испытал это. Поэтому пробуйте, все получится.

- Насколько сложно в психологическом плане отправляться в такие долгие экспедиции, и как вы с этим справляетесь?

Д.М.: - Длительность экспедиций постепенно увеличивается. Все мы, люди, можем сорваться, но дружеское плечо всегда помогает. И то, что уже сейчас вы учитесь находиться в коллективе, принимать друг друга и уважать, - большой плюс.

- Были ли у вас моменты, когда вы чувствовали, что находитесь на грани?

Д.М.: - В каждой экспедиции есть такой пик. Главное - найти силы продолжить. Это воздастся с лихвой.

- Участвуют ли в экспедициях женщины и какова их роль?

Д.М.: - Женщин в такие экспедиции берут, но достаточно ограниченным составом, в основном это ученые, которых нельзя кем-то заменить. В других странах были эксперименты, когда в состав полярной экспедиции входили одни женщины (Германия), но эти экспедиции прерывались и заканчивались неудачами.

А.П.: - На берегу мы все герои, но когда попадаем в условия отсутствия горячей воды, ухода за собой, отсутствия зеркала, одежды и бытовых условий, все меняется.

- Был случай, когда японская фигуристка захотела прокатиться по полярному льду. Как вы отреагировали на это желание?

Д.М.: - Японская фигуристка, Олимпийская чемпионка мира, захотела в точке Северного полюса одеться в свой костюм и сделать пируэты. Когда она прибыла к нам на базу Барнео, лед дрейфовал и постепенно отодвигал станцию от Северного полюса. Дрейф сложно предсказать, и пока она размышляла, мы ушли далеко. Вертолетом её привезли в точку полюса, нашли место по GPS-навигатору, лопатами расчистили ей необходимый круг и встал вопрос: как она будет кататься на соленом льду - пористом, рыхлом. Нам надо было залить воду, а где её взять? Выход был следующий: вернулись на вертолете, взяли палатки, капельную печь, лопаты, тазики. Прилетели, растопили снег в горячей воде и залили каток. За несколько часов мы выровняли небольшой участок. Всё это время фигуристка грелась в палатке, периодически пытаясь сделать свои пируэты в 30-градусный мороз. Мы выполнили её требование, и она откатала свою маленькую программу. Однажды нигерийский принц с семьей прыгал в точке полюса с парашюта. Мы вырезали во льдине отверстие, он переоделся в акваланг погружался под лед с семьёй и спасателями. На базе мы сводили его в русскую баню и ледовый бассейн. Кроме этого, к нам прилетал принц Гарри из Великобритании, который проводил акцию - сопровождал воинов Афгана к точке полюса на лыжах.

- Есть ли экзотические страны, которые принимают участие в полярных экспедициях?

Д.М.: - В Арктике - только мы и, возможно, дружественные страны - Беларусь и Казахстан. А в Антарктиде экспедиции проводят представители 150 стран, присутствие здесь - показатель экономической стабильности страны. По факту, любая страна может поставить станции, но для этого нужно финансовое обеспечение.

- Какая была самая сложная и опасная экспедиция?

Д.М.: - Пересечение Атлантики. Мы с морским делом никогда не сталкивались, для нас это было новым. Первые четыре дня меня донимала морская болезнь, я ничего не мог делать, не ел. Вот представьте, море - а у нас небольшое судёнышко. Если кто-то ногу сломает или даже палец – так будешь ходить до конца экспедиции, ничего не сделать.

- Если кто-то их нас захочет связать свою жизнь с экспедициями в Антарктику и Арктику, в какой институт или колледж поступать?

Д.М.: - Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (Санкт-Петербург) - это единственная учреждение в нашей стране, которое организовывает эти экспедиции. Но для того, чтобы поехать, вы можете стать учеными: геологом, биологом, гляциологом, сейсмологом, геофизиком, астрономом. Или же механиком, техником, поваром, врачом. Люди этих профессий востребованы в любой экспедиции. Вы можете закончить любое училище. Если у вас есть руки и голова, то у вас есть шанс попасть в экспедицию.

 

Текст - Иван Новичихин, Кирилл Локтионов,

фото - Валентина Салпанова, Кирилл Будаков,

медиаотряд д/л «Лесной», 10 смена 2018 г.

 

Комментарии