ic_add_a_photo_24px

27 января - день снятия блокады Ленинграда

- Что такое Блокада? – однажды спросила я своих сверстников.

- Ну, как же о таком не знать: в 41-ом пришли фашисты и захватили город. Вот и всё! – ответил кто-то.

«И всё?», - подумала я. — Как же это всё?! Там ведь жили чьи-то мамы и папы, бабушки и дедушки. В конце концов: там жили такие же дети, как и мы. Различие между нами одно - наше сердце ещё не сломлено жизнью. Пускай вы скажете: «А как же ссоры с родителями, двойка по математике, да слёзы из-за первой неразделённой любви, наконец!». Нет».

Дети 21-ого века имеют всё, чтобы быть счастливыми, а уж мы, артековцы, находимся в самой настоящей стране детства, куда попасть дано не каждому. А каким ужасом тогда было увидеть наивному и беззащитному ребёнку на дорогах мёртвых соседей по дому, питаться крошками хлеба матерей? Самое страшное для них тогда - встретиться со смертью лицом к лицу, самое страшное для нас сейчас - забыть об этом.

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА

В сентябре 41-ого Ленинград был взят в кольцо. Блокада была неожиданным событием, пока лишь словом по радио.



Молодые ребята надолго попрощалась с материями. В городе остались женщины, дети, старики и инвалиды. Ленинград не был готов к борьбе и защите. Он жил. Работал. Люди не сидели дома, они искали выход и спасение от наступавшего голода и холода. Ежедневно умирало около 4000 человек. С каждым днём последние крошки были напоминанием о «жизни». Исхудавшие люди ходили по вмёрзшим лицам, плакать было нечем, смерть была уже не ужасом, а обыденностью.

Говорить о масштабах катастрофы невозможно: люди шли на всё ради выживания. Они сдирали обои со стен, чтобы варить клейстер, съедали птиц, собак и кошек, а в самое жестокое время доходило и до людоедства. Когда говоришь о блокаде, нужно понимать, что героизм и предательство шли рука об руку. Голод превращает человека либо в настоящего друга, либо в животное. За 125 грамм хлеба матери жертвовали больными детьми, чтобы спасти хотя бы одного здорового. Блокада стала сильнейшим испытанием для всех. Она не щадила никого.

«Все как один желаньем горят,
Чтобы тебя отстоять, Ленинград...»

Для взрослого человека пережить блокаду сложно, а для ребёнка ещё труднее! Какого было им? Блокада сделала всё для того, чтобы они почувствовали себя уже не детьми, а маленькими, но при этом сильными взрослыми.

Много, кто слышал, но не каждый видел и знает дневниковые записи Тани Савичевой. Она с начала блокады «оставляла» свою жизнь и впечатления на стареньких потёртых страницах. В дневнике юная жительница Ленинграда рассказала о том, как члены её семьи поочерёдно умирали. Таню удалось спасти, отправив в эвакуацию, но от недоедания и болезней она умерла 1 июля 44-ого.

Записи из дневника:
"28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12 часов утра.
Бабушка умерла 25 января 1942-го, в три часа дня.
Лёка умер 17 марта в пять часов утра.
Дядя Вася умер 13 апреля в два часа ночи.
Дядя Лёша 10 мая в четыре часа дня.
Мама - 13 мая в 7:30 утра 1942 года.
Савичевы умерли.
Умерли все.
Осталась одна Таня".

Также до наших дней дошёл ещё один дневник - «Дневник Лены Мухиной». Она родилась в Уфе, а в начале 30-х вместе с матерью переехала в Ленинград, которая в последствии умерла, оставив маленькую Лену одну. Девочку удочерила её тётя, которую она в конечном итоге стала называть матерью. 22 мая 41-ого в записной книжке тёти Лена начала вести дневник.

«Карточки выдавали, но на них можно было получить только кусочек хлеба, — писала она. - Запасы еды закончились быстро и у нас, и во всем городе. Сначала мама делала котлеты из заменителя кофе, потом покупали обойный клей. И эта штука спасла нас. Мама вымачивала клей пять дней в воде, которую привозили мы с сестрой, и жарила блины на олифе. Это мы и ели…

У нас была собака - немецкая овчарка Альма. В ноябре мама сказала, что кормить её больше нечем и надо вести её усыпить. Поручила она это мне. До сих не могу этого забыть...

Помню, как шли пешком через весь город к нашей тетке, чтобы помогла попасть в эвакуацию. Прошли по льду Невы, стали подходить к больнице и подумали издалека, что там лежит много дров, а подошли ближе: это лежали люди... В храм Спаса на крови свозили умерших. Потом у людей уже не было сил их везти, и трупы оставляли в парадной...»

«ЛЕНИНГРАДСКАЯ СИМФОНИЯ» В «АРТЕКЕ»

Мало освещенная сцена.
Свечи.
Симфония номер семь Д. Шестаковича «Ленинградская».

Все присутствующие в полной тишине, а на груди Ленточка Ленинградской Победы. Это небольшая полоска ткани двух цветов: оливкового и зелёного. Оливковый цвет символизирует Победу, а зелёный — цвет жизни. Они также повторяют цвета колодки медали «За оборону Ленинграда» — главной награды блокадников.

На сцену вышли ведущие.

«Подвиг в Великой Отечественной Войне - это не только подвиг на поле боя, но и вера, надежда, мужество, стойкость, героизм простых людей, вынесших на себе трудности блокадного Ленинграда...» — именно с этих слов начинается памятный вечер «Ленинградская симфония» во дворце Суук-Су.

Говорить об этом сложно, а пропустить через себя, пережить на сцене ещё труднее. Ребята из детского лагеря «Лазурный» вместе с вожатыми представили «Артеку» моменты из жестокой реальности, которые происходили в Ленинграде.

— Я помню привезли в больницу ребят-близнецов... - рассказывает вожатая.
— Сонечка, остались одни крошки... — говорит мальчишка. Это тебе, сестричка...
— Серёженька, нет! Мужчинам тяжело переносит войну. Эти крошки съешь ты!

Будучи совсем неокрепшими, юными существами, они уже понимают ценность жизни, думают о других. И кажется, не видел мир движения благодарней, чем преданность и любовь таких детей.

На сцену вышла девушка. Она с трепетом поделилась историей, произошедшей с ней и сотрудницей, сынишка которой был «очаровательным мальчиком». Мать его очень любила, страшно опекала. Однажды он потерял свои карточки на хлеб.

— И вот уже в апреле месяце, я иду как-то мимо Елисеевского магазина и вижу - сидит мальчик, страшный, отёчный скелетик: Игорь? Что с тобой?
— Мария Васильевна, мама меня выгнала. Мама мне сказала, что она больше ни куска хлеба не даст.

Она затащила ребёнка к себе, накормила и отвела домой, но там его совершенно не ждали... В комнате сидела всклокоченная женщина. Увидев сына, она прогнала нежданного «гостя», сказав: «Вот вы стоите на ногах, а я не стою. Ничего ему не дам! Я лежу, я голодная...»
Он остался с ней и вскоре умер.

Блокада разрывает даже самые сильные сердца - сердца матерей. Блокада делала из них безжалостных людей.

И, конечно, говоря об осаде артековцам, организаторы не могли не упомянуть и Таню Савичеву: «Весь мир запомнил её такой: «ребёнком с игривой завитушкой на голове...».
После чего «Лазурный» почтил память погибшим жителям Ленинграда минутой молчания.

Зрительный зал. Заворожённые взгляды на сцену. Слёзы сострадания на щеках. Они не знали войны, но они помнили и будут помнить о её героях и их ценностях.

«Но мы не плачем: правду говорят,
что слезы вымерзли у ленинградцев».

В заключении представления каждому артековцу выдали ровно по 125 грамм хлеба и карточку, с помощью которой во времена блокады можно было получить те самые ценные крошки.
 

Помимо хлеба, ленинградцам на один месяц выдавалось 400 грамм соли, 4 коробка спичек, 200 грамм мыла и 2,5 литра керосина.

Также в Суук-Су была представлена инсталляция дневника той самой Тани Савичевой, в котором на девяти скупых, совершенно не эмоциональных и оттого невероятно страшных страницах, она вела записи с 28 декабря 41-ого, с первой увиденной и осознанной смерти.

Пускай, время идёт, и страшные годы блокады уже позади - мы должны помнить о времени и крошках, которые так быстро заканчиваются... Война за жизнь - это тропа испытаний и надежд, в которой нет возможности сдаться. А блокада Ленинграда - это не противоборство союзов; это «сражение» внутри, за жизнь и человечность.

Текст: Регина Зыкова
Фото: Элистина Довжаева, Дарина Вишнякова

д/л «Лазурный», 3 отряд, 1 смена 2020 год

Сценарий аудио:
Борисова Ирина 3 отряд д/л "Хрустальный"
Ляпунов Артём 3 отряд д/л "Хрустальный"

Голос:
Полькин Никита 3 отряд д/л "Хрустальный"
Васильева Елизавета 3 отряд д/л "Хрустальный"
Галустян Андрей 11 отряд д/л "Хрустальный"

Монтаж: 
Ляпунов Артём 3 отряд д/л "Хрустальный"

 

Комментарии