На рассвете в день объявления войны в «Артеке» прошла акция памяти

22 июня в четыре часа утра – в тот самый час, когда 76 лет назад в нашу страну пришла война, артековцы из разных регионов России и 14 стран собрались на самой большой площади детского центра – «Артек-арене», чтобы почтить память тех, кто защитил мир от фашизма.  В память о защитниках юные потомки разных народов запустили в предрассветное небо «Артека» белые воздушные шары с чёрными лентами. Так торжественно и проникновенно начался первый день смены в память об июньской артековской смене 1941 года, которая стала самой длинной в истории «Артека».

Акция памяти и скорби в «Артеке» началась с сообщения о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну. Во всех детских лагерях голос Левитана прозвучал так же неожиданно и трагично, как и в тот июньский день 41-го, когда в «Артек» только заехали дети на новую смену. Уже на следующий день артековцы отправили в Москву телеграмму: «Отдыхая в солнечном «Артеке», всегда готовы к защите Родины». Эту смену позже назовут самой длинной в истории – длилась она три с половиной года. Двести детей из западных областей и республик, оккупированных фашистами, были эвакуированы в глубокий тыл – алтайский курортный поселок Белокуриху. Там ребята жили по артековскому распорядку, а также вносили свой вклад в Победу: помогали семьям фронтовиков, раненым в госпиталях, собирали металлолом на строительство танков и самолетов.

Артековцы седьмой смены 2017 года собрались на самой большой площади детского центра – «Артек-Арене».  Современные ребята узнали много нового о военных страницах истории «Артека» и смогли прочувствовать то же, что их сверстники-артековцы 1941 года, когда их детские, радостные планы нарушила война.

Директор «Артека» Алексей Каспржак во время акции процитировал детям отрывок из письма солдата Великой Отечественной войны, поэта Павла Когана, посмертно награждённого медалью литературного конкурса им. Н. Островского: «Я очень люблю жизнь. И если бы мне пришлось умереть, я бы это сделал как должно. В детстве нас учили чувству человеческого достоинства. И мы не можем разучиться. Так же, как мы не можем разучиться дышать». Затем, обратившись к трём с половиной тысячам артековцев, руководитель Международного детского центра сказал: «Ему было чуть меньше, чем мне сейчас. И через несколько месяцев ему было суждено умереть. Давайте делать мир чуть лучше, чтобы никому не пришлось умирать».

«22 июня 1941 года – дата, которую помнят в нашей семье, – рассказывает артековка Маргарита Соколюк из Владивостока. – Моя бабушка вспоминала, что в тот день она, 14-летняя девочка, должна была следить за младшими детьми, и тут началась война. Их детство закончилось в одночасье – так же, как детство миллионов наших сверстников, которым пришлось повзрослеть. Мне было очень сложно не прослезиться сегодня, потому что в те минуты, пока бил метроном, я вспомнила её рассказ, услышанный в детстве, и представила себя на её месте. Кажется, только сейчас я поняла всю боль, которую она пыталась описать, и её предостережение о том, что нет ничего страшнее войны».

После окончания акции артековцы разошлись по своим лагерям, чтобы ещё раз задуматься о подвиге, который мы обязаны помнить, и о мире, который мы обязаны хранить.

 

«Артек» в годы войны

22 июня 1941 года было воскресенье, в «Артеке» всё шло по распорядку. Дети ещё не знали, что самолеты с черными крестами уже несколько часов бомбят их дома. Артековцы ждали гостей из Гурзуфского военного санатория, но гости – командиры Красной Армии – почему-то не приехали. А после Абсолюта из громкоговорителей разнесся голос Левитана: война! Открытие смены все же состоялось. Подняли флаг. Ни песен, ни танцев. Пионерский костер не разводили – светомаскировка.

Пионерка из Литвы Марите Растекайте вспоминала: «Мы чувствовали, что случилось страшное. Но дни в лагере проходили, как всегда: мы плавали, катались на катере, играли и пели. Однако ночью нам приходилось дежурить на башне у берега моря. Дежурили четвёрками по два часа. У нас был пароль «Москва Красная». Мы должны были наблюдать, чтобы никто не проник в лагерь с моря».

Уже на следующий день «Артек» был завален телеграммами – волновались родители: что будет с ребятами? И с первых же дней дети стали разъезжаться небольшими группами в сопровождении вожатых и работников лагеря. Дольше всех в «Артеке» оставались дети из Прибалтики, Беларуси, Западной Украины, Молдавии. Им некуда было ехать, на родной земле уже гремели бои.  Так начиналась самая длинная за всю историю «Артека» смена в алтайской Белокурихе, 76 лет которой сегодня отмечают артековцы. Это уже личная дата для каждого артековца.

Сам «Артек» был оккупирован, Дворец «Суук-Су» сожжён, лагеря и пристани разрушены, территория заминирована. С началом войны тысячи артековцев ушли защищать Родину. В списке интернациональной семьи артековцев есть имена героев, погибших за Родину: Володя Дубинин, Тимур Фрунзе, Рубен-Руис Ибаррури, Гуля Королёва, Лиля Каростоянова, Алихан Гагкаев, Радик Руднев, Алия Молдагулова, Витя Коробков, Иван Туркенич, Валя Бархатова…

 

Сюжет киностудии «Артек» о Дне памяти и скорби вы можете посмотреть здесь

Комментарии