Алексей Каспржак: «Я выберу того, кто умеет улыбаться»

Интервью директора МДЦ «Артек» федеральному порталу «Российское образование» от 25 октября 2016 года

О СЛУЧАЕ, ПРИНЯТОМ ВЫЗОВЕ И СКЕПТИКАХ

– Алексей Анатольевич, в «Артек» Вы попали потому, что это…

– ...случай! И вовремя принятый вызов, по большому счёту. Хотя, когда я получил соответствующее предложение, то не очень себе представлял, что это может стать даже предметом обсуждения.

– Первое, что Вы увидели в «Артеке» – это...

– ...то, что здесь давно не было хозяина. Причем, не директора конкретного лагеря, а, скажем так, страны, которая бы им занималась. Я не ожидал, что «Артек» такой большой и что он находится в таком состоянии.

– С чего Вы начали работу?

– С разработки долгосрочной стратегии, как бы странно это ни прозвучало: понятно, что сразу нужно было решить множество «быстрых», неотложных задач, но при этом следовало и четко понимать, чего мы хотим достичь через 3–5 лет. Так что для начала мы изложили эту стратегию в доступных и для понимания, и для выполнения показателях, и начали воплощать в жизнь.

– А Вашу доступную для понимания стратегию восприняли сразу?

– Честно говоря, у нас было столько работы, что времени обращать внимание на то, как кто к чему относится, не оставалось. Да и сейчас, кстати, тоже: все усилия направлены не на то, чтобы убеждать, что такой проект, как «Артек», в нашей стране сегодня возможен, а на то, чтобы реализовать его. Причем в достаточно сжатые сроки.

Просто приведу несколько цифр: если в 2014 году здесь отдохнули 6 тысяч детей, то в 2016-м – уже 30 тысяч. А в следующем готовимся принять 40 тысяч ребят как из нашей страны, так и из-за рубежа. И, кстати, мы снова работаем круглый год! Так что огромная работа, проделанная за это время нашей командой, сегодня видна – каждому.

– Раз лагерь теперь круглогодичный, находятся ли в нём места и для крымских ребят?

– Конечно: каждый четвертый школьник Крыма, отдохнувший в этом году в лагере, побывал именно в «Артеке». К тому же в нашей школе учатся ребята, живущие и в самом Гурзуфе, и его окрестностях.

О НОВОМ ОПЫТЕ, ЛЮБИМОМ ДЕЛЕ И СЧАСТЬЕ

«Артек» – не просто детский лагерь или даже международный детский центр – это целая страна, руководить которой непросто. Что для вас из ранее приобретенных знаний и навыков оказалось на этом посту наиболее востребованным?

– В «доартековской» жизни я успел получить несколько образований и ученую степень, преподавал физику в школе, работал в Национальном фонде подготовки кадров и в Минобрнауки России, занимал пост замгубернатора Тверской области и проректора Высшей школы экономики, был исполнительным директором «Ассоциации менеджеров»... И все полученные за это время знания пригодились в той или иной мере. Также немалую роль сыграло то, что сам я из педагогической семьи, в которой образование и воспитание — привычные темы для разговора.

Но руководство таким большим хозяйством – это новый, ни с чем не сравнимый опыт, и он мне очень интересен. А главное, что если занимаешься тем, что нравится, то с определенного момента всё начинает получаться – так устроена жизнь. Об этом счастье –заниматься любимым делом – говорил еще мой дедушка, а сегодня я в этом убеждаюсь лично.

– Вам в детстве довелось побывать в «Артеке»?

– Нет, конечно.

Не жалеете?

– Я не живу в сослагательном наклонении. Тем более что сейчас могу это «компенсировать», в том числе и так, чтобы делать жизнь в этом лагере лучше. 

– А Ваши дети уже были в «Артеке»?

– Дочь провела здесь одну смену. Кстати, чтобы претендовать на путевку в «Артек», она собрала свое портфолио и, как все дети, участвовала в конкурсе, а путевку я оплатил из личных средств.

Так вот, мне было важно узнать ее мнение. Ведь у меня пятеро детей, и образование для меня – не только профессиональный интерес, но и личный: я всюду стараюсь создавать пространство, в котором ребенок развивается и с пользой, и с интересом.

– Насколько разнятся впечатления директора МДЦ «Артек» и отца, чей ребенок попал сюда впервые, что из этого опыта запомнилось больше всего?

– Прежде всего, мне запомнилось, что уже на третий день в «Артеке» моя восьмилетняя дочь перестала отвечать на звонки – она была настолько увлечена, что переключаться на телефонные разговоры у нее просто не хватало времени.

– А каковы ее впечатления, результаты?

– Сложно сказать. У детей, особенно в таком возрасте, отложенная рефлексия. Думаю, что результаты её пребывания в «Артеке» мы увидим уже в этом учебном году. Пока она говорит о том, что хочет сюда попасть и следующим летом.

О КОМАНДЕ, УМЕНИИ УЛЫБАТЬСЯ И ОБ ОТСУТСТВИИ БАРЬЕРОВ

– Какими качествами должны обладать люди, работающие в команде «Артека»?

– Ребёнок не терпит фальши, поэтому моё главное требование – искренность. И работоспособность. Разумеется, при этом необходимы и профессиональные качества, но не всю команду подбираю непосредственно я сам – в структуре, где заняты 2,5 тысячи человек, это просто невозможно, я делегирую часть этих полномочий на подчиненных.

Хотя если спросить, кого я выберу – человека, который умеет считать, или человека, который умеет улыбаться, то я выберу того, кто умеет улыбаться. А счёту можно научить любого...

– А чему сегодня учат в «Артеке» – попасть сюда может каждый?

– В «Артек» принимают тех, кто себя в чём-то проявил. Нельзя просто отдать путевку человеку, имеющему проблемы – он должен иметь достижения. Поэтому очень важно, чтобы такие условия сегодня создавались в самих регионах, чтобы у ребенка была возможность проявить все свои способности.

– Вы неоднократно говорили о том, что «Артек» – это безбарьерная среда, сюда могут приезжать ребята с ограниченными возможностями здоровья...

– Барьеры придумали взрослые, у детей их нет, у них все гораздо проще и лучше. Даже если бы в лагере не было пандусов и лифтов (хотя у нас они есть) – все равно бы ребята справились, помогали бы друг другу.

Конечно, у нас работают и специалисты, помогающие детям с особыми потребностями, так что ограничений и барьеров в «Артеке» просто нет, это лагерь для всех.

Что касается «ограниченных возможностей здоровья» – важно понимать главное: это не дети в чем-то ограничены, это мы все в случае их отсутствия рядом будем ограничены – с точки зрения социализации и понимания того, как устроена жизнь. Этих людей много, и нам надо учиться жить вместе.

И знаете, что характерно? Многие проблемы – проблемы барьеров – идут именно от взрослых. Поэтому мы общаемся и с ними, объясняем, как и зачем мы работаем. Мы должны понимать, что сегодня растим тех, кто завтра будет взрослым, и они должны всё понимать по-другому.

– «Артек» для Вас – это судьба?

– Пока у меня нет никаких других планов, кроме «Артека».

– Вы говорили о том, что планировали долгосрочную стратегию развития Международного детского центра. А каким он станет через 10–15 лет?

– Я отвечу странно: он должен остаться «Артеком» – местом, в котором слышат детей, в котором многое и возможно, и можно. Местом, где пытаются, в хорошем смысле, им угодить. Местом, куда пришел успешный ребенок, а вышел успешный народ, объединенный общими ценностями, идеалами, стремящийся развивать свою страну.

edu.ru

Комментарии